Транслитерация

Scriptura Venedica

Необходимость в интернационализации письменности довольно очевидна, какой бы самобытной и самодостаточной письменность ни была. Для русского языка существует несколько ГОСТов транслитерации, но единого стандарта по-прежнему нет. Поэтому языки бумажных документов, словарей, дорожных и уличных знаков не похожи друг на друга.

Популярно мнение, что латиница не приспособлена к передаче русского языка и что русские слова, написанные латиницей, — это ломаный язык. Поэтому в транслитерированных адресах среди русских названий возникают английские street, avenue и city. В то же время у других славян, словаков, поляков или хорватов слово ulica, написанное латиницей, не вызывает отторжения.

Прага / flickr
Загреб / flickr

Примером того, как транслитерация на базе латинского алфавита уживается с традиционной письменностью, может служить стандарт транслитерации китайского языка, созданный полвека назад, без конфликтов сосуществующий с традиционной иероглифической письменностью и помогающий всему миру в её понимании.

Русскому языку тоже необходим такой стандарт интернационализации.

Существующие стандарты на практике часто приводят к неоднозначным и трудночитаемым сочетаниям вроде -yy для -ый, где буква y используется для обозначения двух разных звуков — [ы] и [й], или shch и sch для щ. Отчасти это связано с довольно прямолинейной попыткой взять за основу фонетическую систему английского языка. Она непохожа на фонетическую систему русского языка, поэтому такой вариант транслитерации с трудом воспринимается как носителями русского языка, так и носителями других языков.

Семейство научных систем транслитерации русского языка намного лучше отражает его фонетические особенности и имеет много общего с письменностями других славянских языков, но также не даёт единого стандарта.

Здесь мы объединим опыт имеющихся систем транслитерации, взяв в качестве ориентира системы научной транслитерации, фонетику русского языка и письменности других славянских языков.

Система транслитерации с фиксированной формой сделает возможной интернационализированную запись произвольного русскоязычного текста без ситуативного подражания другому языку.

Таблица соответствия

аa
бb
вv
гg
дd
еje
ёjo
жž
зz
иi
йj
кk
лl
мm
нn
оo
пp
рr
сs
тt
уu
фf
хh
цc
чč
шš
щŝ
ыy
эe
юju
яja

Базовый побуквенный перевод по таблице дополняется несколькими правилами сочетания.

Почему такой выбор?

Для подавляющего большинства букв алфавита обозначения привычные и общие для большинства систем транслитерации. Некоторые символы стороннему наблюдателю могут показаться непривычными, но и они следуют простым и общепринятым правилам.

Правила сочетания

Эти правила немногочисленны, и их цель — разрешить неоднозначности, неизбежно возникающие при простой побуквенной транслитерации, и нивелировать графически неудобные формы.

По сути, следующие правила сводятся к тому, что j, как графический вариант i, заменяется на i внутри слова, а мягкий знак заменяется на акут над согласной (например, ньń), как это принято в других славянских языках.

В сочетаниях с гласными i чаще играет роль i краткого: либо перед гласной как показатель мягкости предшествующей согласной, либо после гласной как обозначение звука [й]. В менее типичных для языка случаях, где нужно подчеркнуть, что i в сочетании с другим гласным представляет именно звук [и], нужно воспользоваться í долгим. Сочетания ий и ый также представляются долгими гласными í и ý, графически более удобными, чем ij и yj.

Акут ◌́ можно рассматривать как рефлекс надстрочного i или j, как у мягких согласных (например, ньń), так и у долгих гласных í и ý.

Долгие гласные также характерны для чешского и словацкого языков. В этих языках долгие гласные тоже обозначаются акутом, как, например, в слове dobrý. Русское слово добрый в этой системе транслитерации записывается точно так же.

1a. согласный + я, е, ё, ю → согласный + ia, e, ė, iu

В русском языке е в почти всегда смягчает предшествующую согласную, поэтому наличие показателя мягкости i перед ней избыточно.

В таких языках, как украинский или белорусский, где несмягчающее [э] встречается часто, использовать показатель мягкости для смягчающего [ʲе] оправданно. В этих языках смягчающее [ʲе] передаётся сочетанием ie, типичным также для польского языка.

ė можно рассматривать как производную от , в котором диакритический знак происходит из надстрочного o, указывающего на сродство этого звука с [o], по аналогии с ů в чешском языке.

1b. шипящий согласный + я, е, ё, юč, š, ž, ŝ + a, e, o, u

Шипящие согласные не требуют после себя показателя мягкости.

Для русского языка типичны е или ё после шипящего, но это правило для общности распространяется и на я и ю, встречающиеся после шипящих только в редких заимствованиях.

1c. ь, ъ + я, е, ё, юja, je, jo, ju

Если за ь или ъ следует йотированная гласная я, е, ё, ю, то она передается без изменений как ja, je, jo, ju с сохранением j, как и в начале слова. При этом ъ опускается, ь преобразуется в акут над предшествующим согласным.

2a. и + гласный → í + гласный

2b. гласный + и → гласный + í

2c. гласный + й → гласный + i

Там, где нужно подчеркнуть, что перед гласным не показатель мягкости предшествующей согласной, а самостоятельный гласный звук [и], нужно воспользоваться í долгим.

Там, где нужно подчеркнуть, что за гласным следует [и], а не [й], нужно также воспользоваться í долгим (мойmoi, моиmoí).

3. ий, ый в конце слова или перед согласным → í, ý

í, ý — долгие гласные без самостоятельного j; используются в чешском (Letní stadion, Průmyslový palác) и словацком языках.

4a. согласный + ь → ◌́

Мягкий знак преобразуется в акут над нешипящими согласными. Мягкие согласные с акутом также используются в польском языке (Poznań, śmiech).

4b. шипящий согласный + ь: чь, шь, жь, щьč, š, ž, ŝ

Шипящие согласные не требуют показателя мягкости, после них мягкий знак опускается, т.к. в русском языке мягкий знак не меняет их качества.

 

Эта система транслитерации с минимальной адаптацией переносится и на другие славянские языки, использующие кириллицу.

→  Онлайн-транслитерация